новости: :

Интервью с пресс-секретарём Исламского Эмирата Афганистан Кари Юсуфом Ахмади

Вопрос №1: Два года назад иностранные войска захватили некоторые районы Вилаятов Кандагар и Гильменд. Какова причина того, что моджахеды не могут освободить эти районы?

Ответ: Если вы будете наблюдать за ситуациями в Вилаятах Гильменд и Кандагар внимательнее, то вы заметите, что иностранцы создали свои базы только в центральных районах этих округов и не могут продвинуться даже на 100 метров от этих центров. В большинстве этих областей снабжение поставляется по воздуху. Таким образом, можно сказать, что они не смогли взять под контроль эти области. С другой стороны, вы знаете, что в настоящей партизанской войне главное — атаковать врага и наносить ему максимальные потери, и мы делаем это достаточно успешно и в других частях страны. Вы знаете, что в рамках операции «Бадр» в этом году мы провели успешные атаки в центрах и районах Вилаятов Кандагар и Гильменд. Всё это свидетельствует о нашей силе и активном присутствии в регионе. В Вилаяте Кандагар некоторые регионы заняты врагом таким образом, что они сровняли дома и сады местных жителей с землёй, и человеческая жизнь там невозможна. Естественно, там нет и талибов. Но ни в коем случае это нельзя назвать триумфом врага.

Вопрос №2: Активность моджахедов в районах Панджвай, Зери, Аргандаб и некоторых частях Вилаятов Кандагар и Гильменд довольно слаба, если не брать в счёт спорадические атаки. Что, по вашему мнению, является этому причиной?

Ответ: Насколько мы знаем, в вышеупомянутых областях частота патрулирования со стороны противника мала. Реакция и активности моджахедов аналогична. Во-вторых, в районах этих Вилаятов атаки проводятся на ежедневной основе, в которой уничтожаются десятки внутренних и внешних солдат противника.

Вопрос №3: Альянс НАТО заявляют, что влияние моджахедов ограничивается лишь некоторыми районами южных Вилаятов (например, Гильменд и Кандагар). Если это правда, то по какой причине?

Ответ: Захватчики постоянно делают такие заявления, которые мы категорически отрицаем. Если их заявления правдивы, то почему они не могут выбить моджахедов из оставшихся «ограниченных» районов? Ясно, что их заявления о прогрессе являются ложью. Другое дело, что в отсутствии свободных международных средств массовой информации в южных районах страны невозможно наблюдать за их деятельностью и сообщать об этом точную информацию. Там работают несколько репортёров, но они находятся под угрозой со стороны внутренних и внешних спецслужб и не освещают ситуацию в данных регионах объективно. Некоторые информационные агентства даже наняли журналистов, чтобы показать правду, однако всё остаётся без изменений. Захватчики хотят показать своей публике, что последние операции в этом году дали положительные результаты, что находится в полном противоречии с реальностью.

Вопрос №4: Некоторые военные наблюдатели говорят, что влияние моджахедов в регионе по сравнению с прошлым годом снизилось, почему?

Ответ: Я не согласен с мнением этих наблюдателей. Если учитывать, что в некоторых районах активность моджахедов меньше, то причина не в отсутствии влияния, а в нашей тактике. Когда враг увеличивает количество атак в этих областях, то мы также увеличиваем интенсивность наших атак в других частях региона. Когда мы замечаем, что в одном районе моджахеды находятся в затруднительном положении, одновременно мы открываем новые фронты для противника в других сёлах и районах. Таким же образом, если одна зона находится под давлением противника, то мы увеличиваем нашу деятельность в других зонах. Даже противник признаёт этот факт. В целом наша активность и влияние на самом деле возросли, а не уменьшились. Например, в 1431 году по хиджре в течение 12 месяцев в Кандагаре было проведено 1 078 нападений на формирования противника. Но уже в 1432 году по хиджре, который недавно закончился, было проведено 1 588 боевых операций, что на 510 больше, чем в прошлом году. Во-вторых, большая часть военных наблюдателей проанализировала ситуацию частично. Они всегда показывают свой анализ через западные СМИ, которые всегда освещают события далеко от земных реалий. Реальной ситуации на местах сильно отличается от одностороннего и предвзятого анализа этих наблюдателей. Мы вступили в новую фазу в войне, где мы смогли нанести врагу тяжёлые потери и значительно сократили наши собственные.

Вопрос №5: Есть ли у вас программа по освобождению районов Панджвай, Зери, Аргандаб и некоторых других в Вилаятах Кандагар и Гильменд?

Ответ: В вышеупомянутых районах (Панджвай, Зери и Аргандаб) центры находятся под контролем противника. Они живут только в своих казармах, которые находятся под усиленной охраной, окружены мешками с песком или бетонными стенами. Враг не имеет никакого контроля над самими районами. Споры между населением решаются властями Исламского Эмирата Афганистан. Таким образом, мы можем сказать, что даже сейчас люди поддерживают моджахедов, и контроль вышеупомянутых районов осуществляется моджахедами. Наша следующая цель, — очевидно, освобождение центров этих районов с учётом военной обстановки. У нас есть планы по каждой части страны.

Вопрос №6: По каким причинам вы решаете всё военным, а не политическим путём?

Ответ: Мы настаивали на политическом решении каждой предполагаемой или уже существующей серьёзной проблемы, но не на силовом и высокомерном. Нынешняя ситуация войны исключает политический процесс. Мы были атакованы и вынуждены взять в руки оружие. По милости Всевышнего Аллаха, за последние 10 лет силы врага на поле боя были полностью исчерпаны. Что касается политического процесса, то, есть отдельная комиссия, работающая над ним. Наши требования для политического решения были опубликованы в средствах массовой информации. Мы никогда не потерпим иностранного вторжения в нашу страну. Мы хотим строгого соблюдения исламских норм и правил. Мы хотим исламского братства и единства среди соотечественников. Мы хотим сердечных мирных отношений, основанных на исламских принципах, когда никто не будет страдать. Но враг расширяет оккупацию и в течение длительного времени мечтает о подчинении нашей страны. В этих условиях мы вынуждены настаивать на военном решении, а не политическом, потому что враг не готов покинуть нашу страну по политической причине и решить спорные вопросы путём политических переговоров.

Вопрос №7: Есть ли у вас какая-либо всеобъемлющая программа или предложение по решению афганской проблемы?

Ответ: Как мы уже говорили ранее, для решения афганской проблемы у нас есть полноценная исламская политика. Прежде всего, мы хотим освобождения нашей страны. Во-вторых, мы верим в принцип логики и разума для решения спорных вопросов. Эта политика была чётко объявлена ​​руководством Исламского Эмирата.

Вопрос №8: После того, как на «Лойя джирги» («Великий совет»), созванной по приказу Хамида Карзая, условно было утверждено решение о размещении военных баз американских харбиев ещё на 10 лет, как долго вы будете бороться против иностранцев?

Ответ: Д��ихад является религиозной обязанностью каждого из нас. У нас нет определённого отрезка времени для его ведения. Это полностью зависит от захватчиков. Мы не устанем от ведения Джихада, потому что мы всецело к этому готовы. Подготовка и организация идут в полную силу, и тысячи молодых людей готовы бороться и жертвовать своей жизнью ради Ислама и освобождения страны.

Вопрос №9: Каковы причины снижения деятельности моджахедов в северных районах, особенно в Вилаяте Кундуз?

Ответ: Наши атаки на севере страны всегда хорошо спланированы, особенно в Вилаяте Кундуз, но шансы на решающую атаку малы из-за скованности движений войск, дислоцированных там (в основном, неамериканских). Но всё-таки мы расширяем наше присутствие и частоту проведений операций на всей северной части страны с учётом меняющихся обстоятельств.

Вопрос №10: В целом, как вы думаете, военная сила «Талибана» возросла или уменьшилась? В чью пользу складывается ситуация: в пользу «Талибана» или НАТО?

Ответ: В общем, сила и влияние моджахедов увеличились во всех районах Афганистана, потому что весь народ понимает, что только моджахеды могут освободить страну от иностранной оккупации. Решения, принятые на т. н. «Лойя джирги», будут иметь очень позитивное влияние на наш предстоящий Джихад. Люди поняли, что оккупанты присутствуют здесь ради своих чудовищных целей. Они хотят поставить под угрозу нашу религию, честь и другие святыни, которые находятся в руках кучки предателей и нечестивых агентов. Они хотят держать нас в качестве оккупированной нации и навязывают нам свою собственную систему. Я думаю, что в будущем народ станет ещё более бдительным и будет воевать, стоя плечом к плечу с моджахедами. Уровень поддержки и сочувствия моджахедам будут расти. Следовательно, оккупанты и их марионетки не будут иметь никакого другого выбора, кроме как признать своё позорнейшее поражение, как Советский Союз и его рабы.

Отдел переводов UmmaNews
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск
Kоран

Нашиды

Аяты

Хадисы