новости: :

Наиб Амира моджахедов Кавказа Супьян (ра): Наши позиции не изменились, и не изменятся...

А все эти словечки «имаратчики», «комиссары» и пр. показывают лишь то, чем напичканы головы этих людей, как они далеки от Ислама

Время первой публикации: 7 февраля 2009 г.
Кавказ Центр — Полемика, которую подняли в связи с заявлением Амира Докки Абу-Усмана о провозглашении Имарата Кавказ, постепенно стихла. За короткое время люди узнали, кто есть кто.

Мног��е, из тех, что позиционировали себя сторонниками независимости Ичкерии, выявились как ярые противники Шариата. Как мы видим теперь, некоторые из них поспешили перейти в стан кадыровских муртадов.

Все это время они распространяли много домыслов и наветов, и особенно старались представить дело таким образом, что среди моджахедов, якобы, существуют какие-то разногласия в вопросе провозглашения Имарата Кавказ.

Пустили в оборот такие словечки как «эмиратчики», «зеленые комиссары». Правда, сторонники моджахедов в долгу не оставались, называя наших противников демократами и демократчиками. Изменилась ли позиция моджахедов в этом вопросе?

Амир Супьян — Позиции моджахедов видны из многочисленных видео выступлений и заявлений самих моджахедов. Эта позиция не изменилась, и не изменится, тем более под критикой напуганных беженцев. А все эти словечки «эмиратчики», «комиссары» и пр. показывают лишь то, чем напичканы головы этих людей, как они далеки от Ислама.

Они больны нифаком (лицемерием). Их ничуть не задевает и не оскорбляет, когда их называют «демократами», скорее наоборот — они довольны. Настолько далеки они от Джихада и моджахедов. Поэтому не вижу смысла вести с ними какую-то полемику.

Хотелось бы обратить внимание на другой момент, который в пылу спора забывают.

Просмотрев статьи и видеоматериалы, которые нам переслали из Европы и Турции, я заметил, что споры ведутся именно вокруг объявления Имарата. И навязали его наши противники неспроста.

А ведь наш Амир, прежде чем провозгласить Имарат Кавказ, в своем обращении произнес более важные слова. Намного более важные и принципиальные слова.

А именно: он объявил, что полностью отрекается от тагута. И напомнил всем и подчеркнул то, с чего начинается сама формула веры.

Он заявил, что отрицает все, что тагут установил. Отрицает его суд, его законы, его установления, границы, которые он определил для мусульманских народов, форму правления, которую он навязал.

То есть, он сказал то, что повелел Аллах в Коране. Сказал то, что не может быть двояко истолковано, то, что ясно и понятно любому верующему.

Объявление Имарата Кавказ стало лишь логическим продолжением заявленной позиции. Это было естественное политическое приложение к основе, к сути самого заявления.

Само заявление говорит о приверженности к единобожию, к Тавхиду. Именно Тавхид требует от нас отречения от всяческого тагута.

И наше словесное отречение ничего не означает, если за этим нет действия. Потому что религия это, прежде всего, действие.

Да, и это действие вызвало много упреков и обвинений, что разрушена государственность, ЧРИ и пр.?

Скорее было разрушено благополучие тех, кто паразитировал на чеченской теме. Даже неискушенный в политике человек понимает, что Джихад не может возглавлять президент, канцлер, спикер или кронпринц. Джихад возглавляет Имам или Амир.

После длительного пребывания под игом кафиров мы настолько запутались, что даже не знаем, где кончается наша религия и начинается религия неверных. Поэтому в Коране есть предупреждение для нас:

«О те, которые уверовали! Если вы подчинитесь неверующим, то они обратят вас вспять, и вы вернетесь потерпевшими убыток» (3.149).

Мы смешали все и давно. Мы говорим о намазе, уразе, шариате, и одновременно мы празднуем «новый год», день рождения, ссылаемся на международное право, устав ООН и прочую ненормальность…

Причем, когда мусульманина упрекаешь в употреблении вина, он не отрицает, что это грех, что это запретное. Но когда ему, к примеру, скажешь, что выступать на олимпийских играх это ширк, это язычество, он удивляется и начинает вопрошать — как это и что в этом плохого, мол, мирные соревнования…

Да, в общем-то, это понятно, но все-таки разъясни, что в этом плохого?

Ну, подумайте сами, вот идут и зажигают на горе Олимп в Греции огонь, он становится «священным», вокруг него снуют и колдуют столько людей, его провозят через несколько тысяч километров, через множество государств, в страну, где назначены игры.

Наконец, в точно назначенный срок, его подносят к главной газовой горелке, и после этого всеобщий ослиный рев восторга сотрясает эфир.

Затем представители различных мусульманских стран Туниса, Марокко, Египта, Турции и других, затесавшись среди кафиров, совершают ритуальный обход стадиона, под этим огнем.

На последних олимпийских играх в Пекине, Саудовская Аравия шла то ли первой, то ли второй в этой колонне.

Что интересно, если бы всем этим мусульманским делегациям предложили бы участвовать в пасхальном шествии, они бы отказались. Мол, это христианский праздник, нам это нельзя. А вот таваф (обход) вокруг «священного» олимпийского огня это оказывается другое дело. Оказывается это по их извращенным понятиям делать можно.

Заметь, что Саудовская Аравия любит предс��авлять себя приверженцем единобожия. Борется с амулетами, с поклонением могилам, камням, деревьям и другими проявлениями язычества. А вот олимпийские игры, олимпийский огонь, разрешили для себя. Очевидно, в политических интересах, так сказать.

Многих интересует, как определяются границы Имарата, каковы государственные символы?

Флаг тот, на фоне которого обычно выступает наш Амир Абу-Усман. Это черный флаг, на котором белая надпись с формулой веры.

Этот флаг сейчас, поднят моджахедами во всех уголках мусульманского мира.

Есть печать Амира. Ни гимна, ни конституции, ни гербов и прочей канители не будет. Мы не собираемся становиться, так называемыми «субъектами международного права». В эти игры мы уже играть не будем. Это мы уже проходили, и это был ложный путь, путь заблуждения.

Но все же, мы как-то должны определиться с границами? Шариат ведь нужно устанавливать на конкретной территории, насколько я понимаю?

Да, это правда. Вот именно, мы сейчас, конкретно, устанавливаем Шариат на подконтрольной нам территории. А это лес и горы от моря до моря. И это наша территория иншаАлла! Мы сейчас переосмыслили многие понятия.

Но это же относительный контроль?

Да, относительный, также как у кафиров и вероотступников относительный контроль равнинной части Кавказа.

На войне контроль всегда относительный. По поводу границ скажу так. Люди любят доказывать свое историческое право на какие-то земли, территории. Все конфликты между так называемыми «малыми» народами из-за этих границ.

Но эти конфликты навязывались имперской политикой?

Даже, если бы не было никакой имперской политики, территориальные споры не прекратились бы. Сколько я себя помню, даже между селами постоянно были раздоры из-за этих границ.

Но границы Имарата это другая тема. Амир Абу-Усман в своем выступлении ясно указал, что не собирается сейчас определять границы Имарата. Этот вопрос открытый.

Поясни, пожалуйста?

Поясняю, вопрос о границах Имарата, точнее, вопрос о предварительных границах Имарата. Этот вопрос решится после первого перемирия с неверными.

Это означает, что мы намерены удержать ровно столько территории, сколько у нас будет силы, а её, силу, иншаАлла мы копим, и будем копить. Если не будет силы, вообще, нет смысла рисовать какие-либо границы.

Ты считаешь, что кремлевская клика, пойдет на переговоры с моджахедами и предложит мир? Но они построили на территории Нохчичоь более 6 крупных воинских частей. Внутри Ичкерии и вокруг сконцентрировано на постоянной основе около 300 тыс. войск. Вряд ли они пойдут на переговоры?

Что касается крупных воинских частей и всех русских военных вместе со своими семьями, то они сейчас не сила, а уязвимая цель. Любая регулярная армия, во время партизанской войны становиться мишенью, как на месте своей дислокации, так и на марше.

А в момент серьезного политического кризиса эти большие воинские части вообще станут заложниками, как это уже было, когда к власти пришел лидер чеченского народа Джохар Дудаев. Так что еще не известно, кому эти части и военные базы достанутся в конечном итоге.

Что касается переговоров… Одними из главных результатов правильной акъиды (вероубеждения) являются правильное мышление, правильное понимание и оценка происходящего.

Мы не имеем права предлагать мир кафирам. Это было большое заблуждение нашей прежней политики. Потому что Аллах предупреждает в Коране:

«Не проявляйте слабости и не призывайте к миру, поскольку вы — выше остальных. Аллах — с вами и не умалит ваших деяний» (47.35).

Поэтому исключено, чтобы мы предлагали мир кафирам.

Но в Коране также сказано:

«Если они склоняются к миру, ты тоже склоняйся к миру и уповай на Аллаха. Воистину, Он — Слышащий, Знающий» (8.61).

А они его предложат. Но не любой мир мы примем. Неверные обычно предлагают мир в обмен на то, чтобы мусульмане отреклись от Шариата. Они говорят: «Мы не будем вас бомбить и убивать, если вы примете наши законы».

Значит, теперь исключаются с нашей стороны какие-либо сделки за счет религии?

Вот именно! Вопрос сформулирован правильно. Теперь война, её цели, результаты, которые мы хотим достичь, переосмысливаются.

Пока мы ведем оборонительный Джихад. Но, иншаАлла, близится, то время, когда мы уже будем предъявлять кафирам ультиматум, за то, что они распространяют на земле грязь и нечестие.

Опять вертится на языке вопрос: все-таки, как ты думаешь, будут хотя бы северные границы Имарата?

Сейчас мне на ум приходит чеченская поговорка: «Йетти, йетти, г1иба ваккха иза» или «Г1иба валлац тоха цунна». Смысл этого выражения: «Бей его, до тех пор, пока не перейдет Г1обу» или «не уйдет за Г1обу».

Таким образом, обычно приговаривают, когда советуют бить непослушных детей, или неуемного дебошира.

Многие не задумываясь над смыслом, не понимают, что это значит. Дело в том, что Г1оба это река Кубань. Так что куда предварительно надо гнать определяли еще наши предки. Но это я так к слову. Мы настроены, гнать врага гораздо дальше Г1обы.

Главное, что мы и все те, кто нам сочувствует, должны понять, мы не играем больше ни в «международное право», ни в «суверенитеты», ни в «мирные сосуществования» с неверными. Именно, такое представление о мире, упование на кого-то и что-то, помимо Аллаха, привело мусульман к многочисленным страданиям.

Да, к сожалению, далеко за примерами ходить не надо. Неприятно слушать, политические высказывания лидеров ХАМАС. СубханАллах, они надеются на Запад, на Евросоюз, на Обаму! Стараясь подчеркнуть свою приверженность демократии, дошли даже до того, что выдали моджахеда спецслужбам Египта, назвав его «членом Аль-Кайды».

Заблуждения и иллюзии ХАМАС дорого обходятся палестинскому народу. 60 лет сионисты бесчинствуют на этой земле, истребляют мусульман самым варварским способом. Сионисты регулярно бомбят и нападают, проводят карательные рейды и полномасштабные военные операции. В то же время ХАМАС не организовал для людей элементарные бомбоубежища. Значит, к серьезной войне не готовились. А ведь нет такого уголка в мусульманском мире, который так единодушно заваливали бы деньгами арабские страны.

Что ты в конце пожелал бы молодым моджахедам и тем, кто сочувствует нашей борьбе?

Я хотел бы напомнить, в первую очередь себе и затем всем нашим братьям, что главное для чего мы живем — это заслужить довольство Аллаха. Помнить, что победа, такое же искушение, как и поражение. Поэтому победа не должна вызывать у нас самомнение, а поражение ввергать в отчаяние.

Путь выбран, и мы с него не свернем. Если смыслом Джихада является возвышение Слова Аллаха, то мы должны прилагать все наши усилия именно для этого. А результат у Аллаха, хвала Ему и велик Он.

КХ

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск
Kоран

Нашиды

Аяты

Хадисы